©2014 - 2016 Gazetiere

 
 
 
 
 
Рейтинг@Mail.ru
Яндекс.Метрика

  Мне сопутствует фраза «как отвело». Например, в своё время спектакль «Дориан Грей» я собирался делать с одним режиссёром. Потом произошел ряд событий, не позволивших мне сотрудничать именно с ним. Я нашел другого, мы поставили хороший спектакль, отлично поработали. Затем я пришёл на спектакль к тому, предыдущему режиссёру… И знаете, я был в ужасе от того, как это было неталантливо. Я подумал: «Вот это да, вот уберегло».

   И эта фраза «как отвело», она постоянно рядом со мной присутствует в жизни. И очень много такого было, когда мы были готовы подписаться на что-то, но в последний момент что-то срывалось, и оказывалось, что «и слава богу!»

  Продюсерский проект не даст тебе так вырасти, как тот проект, за который ты сам отвечаешь своей головой, своими финансами, и, самое ужасное – своим имиджем! Ведь всегда можно сказать: «Ой, знаете, мне продюсер сказал надеть этот пиджак или это платье, вот я и надел». А уже когда ты сам выходишь на сцену, а потом читаешь разгромные комментарии на Ютубе, и хватаешься за голову: «Блин как я мог это надеть??» (смеётся).

   Или, например, когда я снимался в клипе в рокерской атрибутике, на меня все     набросились, якобы я этим кого-то обидел. Раньше я мог бы ответить: «Это мне сказал дядя Вася». Однако же нет, это бы не дядя Вася, это решил я сам (смеётся). Шишки со     всех сторон летели, но это хорошо, это опыт.                     Потому что, когда ты сам перед собой ставишь сложные задачи, и, преодолевая все преграды, ты становишься тем, кем ты становишься. И что самое главное, зритель всегда чувствует, кто перед ним стоит. Фуфло …ой! Точнее, марионетка, кем-то сделанная, или же стоит человек, который преодолел путь, который зубами выгрыз право стоять на этой сцене.

   У меня есть одна установка, есть одна молитва, перед тем как выйти на сцену. Читаю я ее вслух (я сам себе это придумал), но так, чтобы её никто не слышал. Я должен прочитать её громко, для себя. Вы знаете, хоть и говорят - не богоугодное это дело - играть в театре. Однако ж театр поменялся с тех времен, и церковь поменялась.        Сейчас мы выходим на освященную сцену. В каждом театре сцена освящена.

   И еще, я хоть человек и не суеверный, но всегда стараюсь заходить не в ворота, а в калитку. А многие прут прям в ворота, мне кажется, это неправильно. Пусть калитка закрыта, а ворота нараспашку, ты её открой и войди.

   Я всегда забираю все цветы со сцены. Хотя и говорят, что цветы забирать нельзя, вот Алла Борисовна, например, принципиально никогда их не забирает. А я забираю все, до последнего! Потому что, как мне сказал концертный директор «Иванушек International», женщина, уважаемая в шоу-бизнесе, она сказала так: «Нужно обязательно забирать цветы, иначе в следующий раз не принесут». И эта фраза, она настолько крепко во мне сидит, что пусть после сцены руки-ноги болят, но ты всё равно несешь эти огромные охапки. Потому что в следующий раз могут и не принести (смеётся). К тому же мама моя цветник!

 

   А вообще, все вокруг шутят: «Дим, тебе надо палатку цветочную у театра открыть и продавать, ну что ж пропадает добро?» А я считаю, что не пропадает, ведь сколько радости это дарит на утро, когда ты просыпаешься, а вся квартира заставлена цветами. И ты понимаешь, что ты не зря всё это делаешь, что люди готовы не только билет купить, но и купить огромное количество цветов.

   Артистам очень сложно осознавать свою нужность, в том плане, что они всё время в творческой депрессии: «Ох… я ухожу со сцены… это никому не нужно…» Да-да, иногда я грущу (смеётся). Но должен признать, когда я начал вставать рано, именно с этого как-то период позитива в моей жизни начался. Потому что приходится себя раскачивать-раскачивать, в итоге потом привыкаешь и существуешь в каком-то бодром состоянии. Люди, просыпайтесь рано!

Автор: Татьяна Ларионова

Фото: Анастасия Белова

01.10.2014

Яндекс.Метрика