©2014 - 2016 Gazetiere

 
 
 
 
 
Рейтинг@Mail.ru
Яндекс.Метрика

"Прямая Речь"

Михаил Горшенёв

- музыкант, лидер группы "Король и Шут" 

                               

Я, например, противлюсь мату в музыке! Я считаю, если в песне присутствует мат, то это преступление против  написания текстов. 

 

 

Лично я насмехаюсь над суеверными людьми. Грубо говоря, я люблю научную фантастику. Склоняюсь к научному объяснению фактов. Но во всякие бредни не верю. Конечно, я люблю  «фэнтези»… Весь этот мир, который нереальный... я и люблю его за то, что он нереален. Между реальным и нереальным миром есть чёткая граница. Я не путаю это.

 

 

Страхи… Это такое личное дело. Как бы это сказать, у каждого есть свои страхи. Допустим, Яков (Цвиркунов, - Прим. авт.) боится быть закопанным в землю заживо. А вот я не люблю момент приземления на самолёте… Уши закладывает, ну, в общем, ты знаешь всю эту фигню.

 

Однажды у нас отменился концерт, кажется, в Пятигорске. И мы, на полпути в следующий город, развернулись в Домбай! На лыжах кататься. Там не было вообще никого! Не сезон! Настоящий город-призрак. Мы болтались по пустому городу, как в фильме ужасов. На квадроциклах гоняли по горам. Там старые советские заброшенные дома, санатории везде, как в Припяти.

Если мне снится кошмар, я этому радуюсь. Я люблю очень насыщенные яркие сны. Люблю, чтоб вообще хоть что-то снилось. Потому что в последние времена редко что приснится. Поэтому каждый сон для меня – это как какая-то картинка. То есть мой мозг так расслабился, он отдыхает и показывает мне картины… я люблю сны! Кошмары это, или что-то ещё, сон есть сон! Просто, как телевизор включить, да?! Кошмары показывают? – прекрасно, посмотрим кошмары. Фантастику? – хорошо, посмотрим фантастику. Не люблю мыльные оперы.

Понимаешь, мы не можем играть определённо мрачные или определённо весёлые песни. Если будем играть только весёлые, нам будет слишком весело, если только мрачные – то слишком грустно. 

Во время одного из сибирских туров… Мы жутко уставшие были, понимаешь? Ну, в общем, прямо там, в Новосибирске, мы сделали самые значимые тату в нашей жизни. Каспер – пирамиду, в честь жены и сына. Наш директор Женя (Евгения Севастьянова - Прим. авт.) набила ключ, а я лицо демона на плече. И знак анархии. Анархию мне на груди Женька рисовала, боялась, что я на всё пузо набью. В общем, она маркером мне её начеркала, и я сказал татуировщику: «Бей».

Автор: Татьяна Ларионова

Материал взят из моих ранних, как опубликованных, так и не вышедших интервью с Мишей

 

Фото: Дарьяна Роттен, Евгения Севастьянова, Татьяна Ларионова

 

Отдельная благодарность: Сергею Сухорукову и Алексею Болдову

 

21.03.2015

Послесловие

 

Близкая подруга Миши - Дарьяна Роттен:

 

"С Мишей я была знакома с 14 лет, т.е. с 2001 года, когда «Король и Шут» стали ездить в свои первые большие туры по стране.

Я с самого детства с дрожью и благоговением относилась к нему, и всегда держалась чуть поодаль, хорошенько продумывая каждое слово, прежде чем с ним заговорить. Стеснялась, наверное. И вот, мы едем в поезде из Днепропетровска в Москву. Я оказываюсь наедине с Мишей в купе. Он сидит напротив меня на своей полке и усердно что-то ищет в рюкзаке. Периодически достает какую-нибудь вещь и комментирует себе под нос. (Чего там только не было - от мятых дорожных записок и исторической литературы до засохшего пирожка с прошлой недели)

 

Я, затаив дыхание, наблюдаю за процессом Михиных раскопок... И вдруг, в какой-то момент он резко выхватывает из сумки нечто похожее на  перочинный нож и быстро "втыкает" мне в живот! Не могу сказать, что вся жизнь пролетела перед глазами, как это обычно бывает в таких опасных ситуациях, но блеснувший "нож" напугал меня ОЧЕНЬ! Оказалось, это была раскладная ложка:)

Я выдохнула и мы оба рассмеялись".